ГлавнаяРегистрацияВход Страна пионерия Вторник, 12.12.2017, 07:41
  Приветствую Вас Гость | RSS

 
 Главная » 2010 » Октябрь » 3 » «БАШКИРСКАЯ СТРАНИЦА АРКАДИЯ ГАЙДАРА»
10:25
«БАШКИРСКАЯ СТРАНИЦА АРКАДИЯ ГАЙДАРА»
Свети, звезда Гайдара!
 
Из жизни гайдаровцев 70-90-х годов
Дворца пионеров и школьников им. А.П.Гайдара города Стерлитамака Республики Башкортостан
Составитель: Е.А.КУДРЯВЦЕВА, методист Дворца пионеров и школьников им. А.П.Гайдара 2002 год
 
ОТ СОСТАВИТЕЛЯ :
 
   Сборник « СВЕТИ, ЗВЕЗДА ГАЙДАРА ! » - о жизни и делах гайдаровцев 70 - 90-х годов Дворца пионеров и школьников имени А.П.Гайдара г. Стерлитамака Республики Башкортостан: городского пионерского штаба «Гайдаровец», городского тимуровского штаба «Пусть светит!» и совета музея А.П.Гайдара. Составлен на основе газетных публикаций, наших городских тимуровских операций, дневниковых записей путешествий по гайдаровским местам страны, боевых листков, летописей и других материалов.
 
1. «БАШКИРСКАЯ СТРАНИЦА АРКАДИЯ ГАЙДАРА»
НАЧАЛО И КОНЕЦ ПОИСКА
 
    В октябре прошлого года «Литературная газета» опубликовала небольшую заметку А.Гольдина, впервые проливающую свет на то, что 10 сентября 1921 года командующий Приуральским военным округом тов. Дукат направлял А.П. Голикова, «бывшего командующего войсками 5-го боевого участка армии по подавлению восстаний в Тамбовской «губернии» в Башкирскую республику для окончательной ликвидации контрреволюционных банд. Естественным было предположить, что если эта командировка состоялась, будущий писатель Аркадий Гайдар не мог миновать Стерлитамака, являвшегося в то время столицей Башкирии.
   Тщетно было искать такие сведения в биографии писателя, в его произведениях, изданных воспоминаниях о нём его друзей – нигде ни одним словом не оговорено о пребывании А.П. Голикова в Башкирии. Значит, надо рассчитывать на местных старожилов и историков. Звоню кандидату исторических наук Мидхату Исмагиловичу Абдуллину, немало перерывшему исторических документов, касающихся революционного прошлого Стерлитамака. Говорю суть дела и в ответ слышу лишь приятное удивление. Да, это весьма любопытно. А как были бы рады дети, узнав, что их любимый писатель когда-то ходил по улицам их родного города. Но это надо доказать, а у него на сей счёт нет никаких сведений.
   Ничем не утешил ответ Государственного архива БАСС на запрос редакции. Казанский радиокомитет, организовавший передачу «Между Волгой и Уралом» выступление бывшего комиссара полка, которым командовал Голиков, почему-то не счёл нужным выполнить мою просьбу помочь в переписке с соратником писателя. Ничего не смогли припомнить о личности Голикова и приглашённые в редакцию товарищи, принимавшие непосредственное участие в революционных событиях в нашем городе. Они назвали двух Голиковых, но все данные о них говорили, что это лишь однофамильцы Аркадия Петровича.
   Как очень часто случается в журналистском поиске, развязка наступила в последнюю очередь. Оказалось, что я ломлюсь в открытую дверь: поиск за меня уже сделан автором той заметки в «ЛГ» и принёс ему удачу. От тов. Гольдина пришёл обстоятельный ответ, в котором он выразил готовность прислать материал для нашей газеты. Это московский врач, школьный товарищ и друг детства Голикова по городу Арзамасу. Они вместе учились в реальном училище, в одном классе, жили почти рядом на одной улице.
   В этом году в издательстве «Детская литература» выходит его книга «Невыдуманная жизнь» – документальная повесть о детстве, отрочестве и боевой юности писателя. Ниже публикуется его материал и фотокопия документа. У нас не было фотографии Гайдара, каким он был хотя бы примерно в дни пребывания в Башкирии. Может, в этом поможет нам пионерская дружина имени А.П.Гайдара школы № 9 на Шахтау? Нашу просьбу пионеры восприняли как оказываемую им высокую честь. На другой же день в редакцию принесено множество различных портретов писателя, среди которых находился и нужный нам.
   Спасибо вам, ребята, за военную, воистину гайдаровскую оперативность! Теперь остается обратиться снова к старожилам города. Может быть, по прочтению публикуемого поиска кто-то лучше припомнит все, касающееся «Башкирской страницы» Гайдара, и принесёт нам новые интересные сведения о нём?
Е.Леднев
  
ЛЮБОПЫТНЫЙ ДОКУМЕНТ

   В Арзамасе есть педагогический институт имени Гайдара. А в нём – Гайдаровский кабинет, являющийся методическим центром по изучению биографии и творчества писателя. Там можно найти всё, что напечатано в стране о Гайдаре. Есть там документы, представляющие большой интерес и ценность.
   Так вот, в 1965 г. будучи в Арзамасе, пришлось побывать в институте и в этом кабинете, познакомиться с его руководителем, молодым научным работником Николаем Ивановичем Рыбаковым. Когда он показывал экспонаты, обратила на себя внимание одна фотокопия, лежавшая в витрине под стеклом.
   Это был мандат, выданный 30 сентября 1921 г. Аркадию Петровичу Голикову. Вот его текст: «Настоящий мандат выдан командиру 3-го особого коммунистического батальона особого назначения тов. Голикову Аркадию Петровичу в том, что ему поручается формирование батальона, учёт коммунистов обоего пола в возрасте от 17-ти до 60-ти лет для зачисления в отряд особого назначения в районе Тамьян-Катайского кантона. Всем военным и гражданским учреждениям и партийным организациям предлагается оказывать тов. Голикову всевозможное содействие в деле возложенных на него задач, имеющих боевой характер.
  Тов. Голикову разрешается пользоваться телеграфом, телефоном по делам службы с подачей депеш по литеру «А», в мере действительной надобности. Тов. Голикову по его служебному положению разрешается хранение и ношение при себе огнестрельного и холодного оружия. Что подписями с приложением печати удостоверяется». Документ весьма серьезный и свидетельствует об очень большом доверии и не меньшей ответственности, возложенной на молодого Аркадия Голикова, впоследствии писателя Аркадия Гайдара.
   А было ему тогда всего семнадцать лет!.. Но удивительного в этом ничего не было. Ведь Голиков уже командовал двумя полками, много воевал, участвовал в ликвидации кулацкого восстания на Тамбовщине, был ранен. Он полностью оправдывал высокое звание красного командира. В этом документе удивляло и озадачивало другое. В углу мандата стоял штамп, на котором кроме даты его выдачи и номера было указано место его выдачи: город Стерлитамак! И подписан он начальником Коммунистических частей особого назначения Башкирской Республики!
   Но разве Гайдар был в Башкирии? Никогда и нигде ни слышать, ни читать не приходилось.
   А казалось, что мне хорошо известна биография Гайдара, особенно эпохи гражданской войны. Ведь ряд лет я посещал Центральный архив Советской Армии, исследовал многие сотни папок, перелистал тысячи страниц военных документов. Удалось найти много уникальных документов, по которым можно проследить боевую жизнь Аркадия Голикова с первого дня добровольного вступления в Красную Армию в 1918 году до дня его демобилизации в 1924 г.
Я обратился к товарищу Рыбакову:
- Известно ли вам что-нибудь о пребывании Гайдара в Башкирии?
- Нет, кроме этого документа – ничего.
- Где вы взяли его? - В Центральном Государственном архиве искусства и литературы (ЦГАЛИ) в Москве, - отвечает Николай Иванович.
   По возвращении в Москву я побывал у старшей сестры Гайдара, ныне покойной Наталии Петровны Поляковой, с которой мы знакомы с детских лет. Она прекрасно знала жизнь своего брата, но о его пребывании в Башкирии тоже ничего сообщить не смогла. Писателю Борису Камову, который долго и серьезно занимался биографией Гайдара, также ничего об этой странице боевой жизни Гайдара известно не было. Документ этот он не знает. Он его видел в ЦГАЛИ, но особого значения ему не придал.
    Писатель высказал предположение, что, по-видимому, Аркадий проезжал в Сибирь мимо Башкирии, что это случайная деталь в его биографии и особого значения не имеет. Ушёл я от него неудовлетворенный. Пришлось обратиться в ЦГАЛИ. Там дали возможность ознакомиться с рядом документов. Нашёлся и мандат, фотокопия с которого имеется в Арзамасе. Кроме этого документа, относящегося к Башкирии, в ЦГАЛИ о Гайдаре ничего не было. Недоумение нарастало! Каким образом Гайдар попал в Башкирию? Что он там делал? Долго ли там находился? И много других разных вопросов возникало в связи с этим мандатом, но пока ещё ни один из них решён не был. Ехать в Башкирию? Порыться в тамошних архивах?
    Это, несомненно, какой-то выход. Однако разные обстоятельства в то время покинуть Москву не позволяли. Снова обратился в Центральный архив Советской Армии, где уже было сделано много интересных открытий. Раз в мандате упоминается 3-й отдельный коммунистический батальон – его дела и надо поискать в архиве. Может быть, найдутся какие-либо следы. Но дел этого батальона в описи не оказалось. Они или не сохранились с тех далёких лет, или лежат где-то в другом месте. Тогда было решено посмотреть дела частей особого назначения (ЧОН) Башкирской Республики. В архиве они имеются, но после тщательного их изучения выявляется, что и среди них ни одного слова о Голикове нет. Где искать дальше? Может быть, в Музее Вооруженных Сил СССР что-нибудь найдется. Но и там ничего не удалось выяснить, кроме того, что Башкирия в те годы входила в приуральский военный округ (ПРИУРВО). Может быть, поискать в делах округа? Ведь миновать штаб округа Голиков не мог, если он только бывал в Башкирии. Назначение в Стерлитамак он мог получить только из Екатеринбурга (ныне Свердловска), где тогда находился штаб ПРИУРВО. Поиск вновь возвращается в Центральный архив Советской Армии.
   Там в делах штаба округа я, наконец, обнаружил то, что позволило ответить на вопросы, возникшие несколько лет тому назад в Арзамасе, когда я впервые увидел мандат из Стерлитамака. Из документов стало очевидно, что с 10 сентября 1921 года по 3 ноября 1921 года Аркадий Петрович Голиков активно воевал в Башкирии, освобождал её землю от контрреволюционеров и бандитов. Без каких-либо сомнений было установлено, что Гайдар находился в Башкирии не проездом, не случайно, а был направлен из Москвы для подавления и ликвидации восстаний против советской власти. Но я забежал вперед…
   Позвольте рассказать всё по порядку.
   В конце августа 1921 года Аркадий Гайдар, тогда ещё Аркадий Голиков, закончил свои боевые дела на Тамбовщине, где он командовал 58-м стрелковым полком, уничтожая бандитов Антонова, и прибыл в Москву за новым назначением. По советской стране в разных местах ещё много водилось вражеских банд, и их надо было уничтожать. Аркадий Голиков рвался туда, где с оружием в руках можно было грудью с грудью встретиться с врагами светлого царства социализма и бить их до полного истребления. Вот почему в Москве, в штабе частей особого назначения Республики, он попросил направить его туда, где пригодился бы его боевой опыт и где ещё водятся белогвардейские банды. Его направили в Приуральский военный округ (ПРИУРВО) и выдали на руки предписание следующего содержания:
  «Командующему частями особого назначения Приуральского военного округа.   При сём следует в Ваше распоряжение для назначения на соответствующую должность тов. Голиков, бывший командующий войсками 5-го боевого участка армии по подавлению восстаний в Тамбовской губернии. О времени прибытия указанного товарища и назначении его на должность – доложите. Начальник штаба ЧОН Республики (подпись)».
 
 «ИЗБРАЛ БЫ БАШКИРСКУЮ РЕСПУБЛИКУ»
 
   Пятого сентября 1921 г. Голиков прибывает в Екатеринбург. Утром 6 сентября он является в штаб округа. Его принял лично начальник частей особого назначения ПРИУРВО тов. Дукат. Подробно побеседовав с Аркадием, он принял от него документы, ознакомился с ними и обещал дня через два решить вопрос о его назначении. В штабе Голиков получает ордер на комнату в гостинице «Пале - Рояль» и талоны на питание при той же гостинице. Кроме того, ему выдают две регистрационные карточки, которые он должен заполнить и представить в штаб. Вот эти-то карточки также сохранились. Это отпечатанные в типографии анкеты с рядом вопросов, на которые следует дать ответы. Гайдар заполняет их собственноручно.
   Одна из них – так называемая алфавитная карточка регистрации членов Российской Коммунистической партии (большевиков) по Екатеринбургской коммунистической бригаде, куда должен был вступить Голиков. На вопрос, когда вступил в партию, он отвечает: в августе 1918 года, по рекомендации Уездкома (имеется в виду Арзамасский уездный комитет). Указывает номер партийного документа – 819. На вопрос, какие знает специальности, отвечает коротко: военную. О военном образовании пишет: Высшая стрелково-командная школа. Есть и такой вопрос: прошёл ли курс учебной стрельбы? Гайдару, проведшему почти три непрерывных года в боях против врагов молодой советской республики, этот вопрос показался странным и смешным, и он отвечает коротко, одним словом: «Конечно».
 Вопрос: Был ли ранен?
Ответ: Два раза ранен.
Какое состоит оружие?
Револьвер № 5050 и 10 патронов к нему. И подпись: Голиков.
  Вторая анкета: личная регистрационная карточка лиц командного и административно-хозяйственного состава красной Армии. Такая регистрация в 1921 г. действительно проводилась. В этом документе также много вопросов. Приведу некоторые из них и ответы Голикова, которые мне кажутся наиболее интересными:
- Общее образование?
- До 1918 г. учился в Арзамасском реальном училище.
- Военное образование?
- Киевские пехотные курсы и высшая стрелковая командная школа в Москве.
   Об отце сообщает, что он служит в Красной Армии в должности комиссара штаба 35-й стрелковой дивизии. Интересен его ответ на вопрос, какую губернию желал бы избрать постоянным местом жительства? Он отвечает: Башкирскую республику. И кто знает, если бы он не был направлен из Стерлитамака в Сибирь опять сражаться с бандитами, возможно, что и остался бы жителем Башкирии! В конце карты вновь его подпись. Сбоку дата: 5-го сентября 1921 г. и адрес: Екатеринбург, Пале-Рояль.
  Эти документы надо видеть, их надо подержать в руках. Ведь почти полвека тому назад к ним прикасался, их писал Гайдар! Характерным гайдаровским почерком, водянистыми рыжими чернилами смотрят из каждой графы анкеты его ответы. Он вновь, и конечно не в первый раз, вспомнил всю свою жизнь, все этапы своего большого пути. И хоть он был ещё совсем молод, а уже много тягот гражданской войны успел он вынести. А война ещё не кончена… Ещё надо много сил, чтобы покончить с врагами.
   Аркадий не любил сидеть без дела, он буквально рвался в бой… 10 сентября 1921 г. по штабу войск ПРИУРВО был издан приказ за № 11, во втором параграфе которого написано: «Прибывший из штаба ЧОН Республики бывший командующий войсками 5-го боевого участка армии по подавлению восстания в Тамбовской губернии тов. Голиков Аркадий Петрович назначается командиром отдельного батальона особого назначения Башкирской Республики с 10-го сентября. Подпись: «нач. ЧОН ПРИУРВО Дукат».
  Почему же в предписании из Москвы Аркадий Голиков именуется не командиром полка, а командующим войсками 5-го боеучастка? Это произошло потому, что он действительно временно занимал эту высокую должность, обычно приравненную к должности комбрига или начдива, в зависимости от количества частей и подразделений, входящих в боеучасток. Однако положение дела было таково, что предоставить Голикову равноценную должность не представлялось возможным.
  Боевые дела, в общем-то, всё-таки заканчивались, многие части расформировывались, командиры демобилизовывались. Вакантных мест становилось всё меньше и меньше, и тов. Дукат предложил Голикову должность комбата частей особого назначения в Башкирию. И хоть он формально должен был занять значительно меньшую должность, чем те, на которых он находился ранее, по существу работа эта была ответственна и почётна. Ведь в частях особого назначения дрались с врагами только коммунисты и комсомольцы. Вот почему Аркадий сразу же согласился занять эту должность.
   Прибыл он в Екатеринбург не один, а со своей женой Марией Плаксиной, с которой он познакомился ещё на Тамбовщине. Это было первое большое чувство Аркадия Голикова. В архиве сохранилось его заявление в штаб ЧОН республики о выдаче его жене железнодорожного бесплатного литера для проезда вместе с ним из Москвы в Екатеринбург. В анкете, в графе: «Семейное положение» написано: «Жена Мария Плаксина». Она сопровождала своего мужа в трудное боевое время. Была с ним и в Башкирии, а затем в Сибири. Случилось так, что они через два года расстались. Совместная жизнь не сложилась. Но из биографии этого факта не выкинешь.
 
КОМБАТ ДЕЙСВУЕТ
 
  Через несколько дней Голиков вместе с женой прибывает в Стерлитамак. Как всегда, подтянут, аккуратный, с военной выправкой, является он к начальнику коммунистических частей и штаба ЧОН Башкирии тов. Опарину. После разговора с ним Голиков получает назначение. Ему поручается командование 3-м отдельным коммунистическим батальоном. Вот какую военно-политическую обстановку нарисовал тов. Опарин молодому комбату Голикову:
  «Положение в Башкирии сложное. В отдельных кантонах (тогда Башкирия в административном отношении делилась на кантоны. – Прим. автора) бандиты ещё сильны. Большая часть командного состава брошена в кантоны для работ по очистке от бандитов. Связь почти отсутствует. Для того, чтобы получить какие-либо сведения от частей с мест, нужно ожидать неделю, две, а то и весь месяц, так, как во всей Башкирии нет ни одной железной дороги (имеется в виду Малая Башкирия. Прим. ред.).
  Телеграф до того загромождён, что телеграммы поступают на место назначения через 6-8 дней. Однако по всем данным, поступающим с мест от начальников отрядов, банды противника, разбитые и рассеянные, нигде не проявляют активных действий. Кое-где, шатаясь по лесам, заимкам и другим местам, они попадаются в руки наших разведок. Где ещё так недавно оказывалась самая широкая поддержка бандитам среди населения – теперь жители выносят постановления и дают подписки в том, что будут вести решительную борьбу с дезертирами и всякими тёмными элементами». «Боевая работа в ЧОН – почётная задача каждого члена партии» – вот лозунг, под которым шла тогда борьба с бандитизмом. Батальон, командовать которым был назначен Голиков, стоял в городе Белорецке Тамьян-Катайского кантона.
  Аркадий направляется туда и через два дня после прибытия телеграфно доносит в Стерлитамак о том, что батальон принял и приступил к исполнению своих обязанностей. Эта телеграмма также обнаружена в делах архива. Голиков знакомится с людьми своего батальона, собирает командиров подразделений, уточняет обстановку, выслушивает доклады и мнения каждого коммуниста. Изучает по карте район действий своего батальона, места дислокации бандитов, посещает ряд сёл и деревень, где находились отряды бойцов-чоновцев. Он выясняет, как они одеты, как питаются, достаточно ли у них людей и вооружения. Аркадий приходит к выводу, что борьба с бандитами организована неудовлетворительно, что батальон значительно поредел, потеряв много бойцов за время предыдущих боёв и что необходимо срочное пополнение личного состава, большая оперативность в наступательных действиях. Но борьба идет своим чередом. Голиков вместе с отрядами то там, то тут сталкивается с бандитами. Успехи неустойчивы. Временами враги получают перевес. Так могло продолжаться ещё долго. Бандиты, понимая неизбежность своей гибели, обнаглели, стали коварнее, злее, отчаянней. Часть населения их поддержала, а в некоторые дома они приходили за разведывательными данными, за пищей. И хоть сам Гайдар возглавлял некоторые боевые операции, но он прекрасно понимал, что отдельные местные успехи и неудачи не могут решить вопроса в целом. Ведь задача совершенно ясная. Бандитов надо ликвидировать полностью и навсегда. И как можно скорее! Оценив обстановку, изучив и продумав на месте положение дела, Голиков после примерно двух недель непрерывных боёв и стычек с врагами срочно выезжает в штаб, в Стерлитамак.
   Он докладывает лично товарищу Опарину и начальнику штаба товарищу Воробьеву, советуется с ними, просит конкретной помощи. В результате этой встречи и возник документ, который я впервые увидел в Арзамасе, в педагогическом институте имени Гайдара. Итак, круг замкнулся. Вроде бы всё стало ясно. Но этот последний разговор в штабе происходил 30-го сентября 1921 года и мандат датирован этим же числом. А ведь Голиков после этого ещё целый месяц командовал батальоном, бился с врагами, уничтожал бандитов и ликвидировал их в своём районе. Возникло естественное желание узнать, как воспользовался своим мандатом Аркадий, как проявился его военный талант. Должны же быть документальные следы боевой деятельности Голикова в Башкирии. Где-то, несомненно, имеются боевые донесения, оперативные сводки, приказы.
  Снова начались кропотливые поиски в Центральном архиве советской Армии. В архивных папках обнаружены оперативные донесения, которые посылал тогда Голиков своему начальству. Они воскрешают те боевые эпизоды, которыми он руководил, в которых непосредственно сам участвовал. « 3-ий отдельный батальон. Командир тов. Голиков. По полученным сведениям 13-го сентября от высланного отряда Авзянской организации – банда в 40 человек при 6-ти женщинах отступает в беспорядке по направлению Тамьяно-Тангауровской области, в 20-ти верстах от Авзянского завода Тамьян-Катайского кантона. Со дня выступления Авзянского отряда никаких стычек не происходило. Бандиты стараются, по возможности, таковых не принимать и скрывать от преследования. 15-го сентября в 9 часов ночи вернулся ранее высланный отряд авзянских коммунистов. При стычке в деревне Кобясовой, в 35-ти верстах от Верхне - Авзяно - Петровского завода, убиты 3 бандита и их руководитель Кунафия, после чего отряд вернулся. Бандиты разогнаны. В ночь с 17-го на 18-е сентября, в 25-ти верстах от Нижне – Авзяно – Петровского завода, в деревне Колгуновой (возможно, речь идёт о Кулгунино). Прим. ред.) произошла стычка Авзянского отряда коммунистов с бандитами в числе 8-ми человек, причем убито с нашей стороны два милиционера и ранен один член ВКП (б). 18-го сентября, в семь часов вечера, выслан отряд коммунистов в 28 человек для преследования этой шайки. В остальных районах 3-го отдельного батальона спокойно. Настроение населения удовлетворительное ». К сожалению, в делах Государственного Центрального архива Советской Армии пока не удалось найти ещё какие-либо документы о боевых делах Голикова в Башкирии.
  По-видимому, в местных архивах БАССР можно разыскать ещё немало интереснейших материалов тех далёких времён, связанных с боевой юностью Аркадия Гайдара. Однако удалось ещё обнаружить запись телефонного разговора, который вёл 20 октября 1921 г. из города Белорецка комбат Голиков. Говорил он с товарищем Лобовым, по-видимому, ответственным работником штаба ЧОН Башкирии. К сожалению, точно его должности пока ещё установить не удалось. Бои затихли. Бандитов становилось всё меньше и меньше. Усталые, иногда полуголодные, плохо одетые бойцы возвращались в свои отряды части из засад, разведок и погони за бандитами. В населённых пунктах им устраивались встречи с жителями, рабочими и крестьянами, небогатые, из сэкономленных запасов обеды для бойцов. Вот в связи с этими обстоятельствами и состоялся весьма интересный телефонный разговор. Лучше привести его полностью так, как он записан в штабной книге.
 « - Товарищ Лобов! Здравствуйте! Говорит комбат Голиков!
- Здравствуйте! Слушаю Вас, товарищ Голиков…
- Прибывшим частям после некоторых боев, как вам известно, местными Революционными Советами и фабричными комитетами постановлено устраивать бойцам обеды и выдавать по осьмушке табака для тех, кто находится в Белорецке. А для тех, кто не в самом городе, а в кантоне, по 1-2 пачки махорки и по 2 коробки спичек. Прошу вас санкционировать это постановление.
- Согласен, товарищ Голиков.
- Это ещё не всё. Мною также разрешено в силу чрезвычайного момента выдать 200 пар сапог для красноармейцев, выступающих для подавления бандитов. Добровольцам-коммунистам также отпущено 300 аршин мануфактуры, совершенно не имевшим обмундирования. Прошу и это санкционировать.
- Ваше решение одобряю. Разрешаю. Что ещё?
 - А теперь о положении дела по существу. Все меры по подавлению бандитизма приняты. Все банды распылены. Сейчас остается лишь экспедиционная работа по вылавливанию остатков мелких групп разбежавшихся бандитов. Прошу вас дать кантону указание, согласно имеющихся прав и положений, принять чрезвычайные меры по ликвидации и экспедиции бандитов в Белорецком районе.
 - Действуйте, товарищ Голиков! Мы одобряем и поддерживаем ваши мероприятия.
 - До свидания. Звоните ».
Из этого небольшого телефонного разговора видно, насколько внимателен и чуток был Аркадий Голиков к своим бойцам, как заботливо и правильно относился он к своим подчиненным и в то же время как был беспощаден и суров к врагам молодой советской власти. Шли дни. Прошло ещё две недели. Почти все бандиты были уничтожены. В оперативных сводках ежедневно доносилось, что в районах кантона Голикова всё спокойно. Происходили отдельные мелкие стычки, но они не имели большого значения и с боевой точки зрения были неинтересными. Аркадий не любил сидеть без дела. Его тянуло в горячие схватки с врагами революции. Здесь, в Башкирии, стало уже слишком спокойно.
  В самых последних числах сентября 1921 г. он едет в Москву и снова получает боевое назначение, теперь уже в Сибирь. Итак, воевал Аркадий Голиков в Башкирии недолго. Всего около 20 дней. Но это были суровые, опасные дни, наполненные смертельными схватками с врагами.
  Для тех, кто любит исторические поиски, для следопытов всех возрастов даже эти немногие сведения об Аркадии Гайдаре могут послужить отправным моментом для интереснейших находок, связанных с одной из ярких страниц истории Башкирии, а также новых черточек в интереснейшей биографии любимого писателя.
А. Гольдин
Газета «Стерлитамакский рабочий» от 3 марта 1972 г.
Просмотров: 2477 | Добавил: Pioner | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
 
 
Форма входа

Категории раздела
Библиотека [0]

Energy Diet


Еда для жизни

Поиск

Календарь
«  Октябрь 2010  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Красота, здоровье


Красота, здоровье, дом

Архив записей

Друзья сайта
  • Радио сайт
  • Ёжики
  • Sharp-Soft
  • Мои колёса
  • Женская логика
  • Путешествия, туризм
  • Образовательный портал
  • Цифровая техника в радиосвязи

  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0

    Файлообменники
  • TurboBit.net
  • HitFile.net
  • Shareflare
  • File-space.org
  • BornCash.org
  • StartFiles.org
  • GoldFiles.org
  • BezSMS.org
  • UpLoaded.net

  •  

    Copyright MyCorp © 2017
    Бесплатный конструктор сайтов - uCoz